ПРОРОЧЕСТВА

Пророчества Иоганна Иерусалимского

21
Когда придет тысячелетье за нынешним
тысячелетием вослед,
болезни водные, болезни неба и земли
настигнут человека и сразят его.
Он станет думать и о том, что сам разрушил,
и снова строить и хранить, что целое осталось.
Страшиться он будет тех дней,
что дальше предстоят.
Но будет поздно -
сетью плотною пустынь затянет землю,, и
вода уйдет так глубоко, что в страшный час
все разорвет собой, нахлынет как потоп,
лишит всю землю завтрашнего дня, и
воздух разорвет тела у самых слабых.


22
Когда придет тысячелетье за нынешним тысячелетием вослед,
во многих тех местах, где землю сотрясет, все города погибнут, уйдя под землю.
Все, что без совета мудрых построено когда-то, - все будет снесено.
Ил с грязью погребет селенья,
земля разверзнется
под новыми дворцами.
Но человек, гордыней одержимый,
упрям и твердолоб,
не будет слышать то предупрежденье, посланье
от Земли, как вновь и вновь она к нему взывает.
И новые пожары разрушат новый Рим, и бедняки и варвары разграбят, несмотря
на легионы, покинутые замки.


23
Когда придет тысячелетье за нынешним
тысячелетием послед,
луч Солнца опалит всю землю
и воздух не сможет больше от огня его укрыть
людей, останется лишь только занавес дырявый, и свет сжигающий разъест глаза и кожу.
Море вспенится кипящею водою, города и реки собою покроет, уйдут под воду даже континенты, а люди убегут
на горы и там, начав плодиться, совсем забудут, что произошло.

24
Когда придет тысячелетье за нынешним
тысячелетием вослед,
научатся люди будить видимость жизни.
Смысл ее будет зап>пган ими, и захотят они
тронуть то, чего нет в природе,
захотят пойти путями, которые, как мираж,
только глазами смогут увидеть,
и сон они поймут как явь.


Но не сможет человек различать больше
то, что есть, 11 то,
чего нет,
потеряют себя в запутанных лабиринтах
те, кто научится будить видимость жизни,
правоверных обманут,
и многие люди станут
хуже подлых собак.


25
Когда придет тысячелетье за нынешним
тысячелетием вослед,
вырвутся звери, что Ной
брал с собою в ковчег,
из рук человека,
изменившего тварей по воле своей.
Но кто станет думать об их
напрасных мученьях?
Человек будет волен сделать все сущее так,
как
он того хочет, и попутно убьет он бесчисленно их.


Кем станет человек,
законы жизни изменивший,
смешавший существо живое
в один комочек глины?
Дитя ли Бога он, ему подобный,
или отродье черта?




далее